Валуево одна из немногих дворянских усадеб, которая дошла до нашего времени почти полностью сохранившейся, располагается она всего в 10 километрах от Москвы, но при этом менее известна, чем скажем, Суханово или Горки Ленинские.

Усадебный ансамбль формировался в XVIII-XIX веках, однако за этимологией названия  обратимся к 14 веку, когда этими землями владели дворяне Валуевы. Род Валуевых ведет свое начало от воеводы Дмитрия Донского, великого князя московского Тимофея Васильевича Окатьевича, деда которого звали Окатием Валуём, что значило гриб или лентяй, бездельник. От этого прозвища и образовались фамилия и название владения.

Фотографии

Усадьба Валуева

01.Главные ворота.

 

Усадьба Валуева

02.Фигура Оленя.

 

Усадьба Валуева

03.Башня ограды парадного двора.

 

Усадьба Валуева

04.Главный дом и флигель со стороны парадного двора

 

Усадьба Валуева

05.Дом и флигели со стороны парка.

 

Усадьба Валуева

06.Украшение окна главного дома.

 

Усадьба Валуева

07.Львы у главного дома.

 

Усадьба Валуева

08.Дом управляющего.

 

Усадьба Валуева

09.Контора перед конным двором.

 

Усадьба Валуева

10.Охотничий домик и грот.

 

Усадьба Валуева

11.Каскад прудов.

 

Усадьба Валуева

12.Церковь. Бывшая оранжерея.

 

Усадьба Валуева

13.Церковь и колокола.

 

Усадьба Валуева

14.Круговая панорама усадьбы

 

Усадьба Валуева

15.Схема.

 

Усадьба Валуева

16.Книга рекордов Гиннесса

 

В XVII веке усадьбой владели родственники Валуевых — князья Мещерские. 

В 1719 году Мещерские продали Валуево одному из самых влиятельных людей при царском дворе Петру Андреевичу Толстому (1645—1729). Валуево в период владения им Толстым, согласно моде того времени было украшено регулярным парком, с как бы естественно образовавшимися дорожками и куртинами.

После смерти Петра Андреевича, Валуево и другие многочисленные вотчины унаследовала вдова его старшего сына Прасковья Михайловна Толстая, урождённая Троекурова, которая, не захотела обременять себя хозяйственными проблемами, поэтому разделила доставшиеся ей имения между детьми.

Валуево досталось старшему сыну Василию Ивановичу Толстому, впоследствии ставшему действительным статским советником. Василий Иванович был последним владельцем имения из рода Толстых.

В 1742 году Валуево было продано  Шепелевым — Дмитрию Андреевичу, генерал-аншефу и обер-гофмаршалу, строителю Санкт-Петербургского Зимнего дворца, и его жене Дарье Ивановне, урождённой Глюк. При Шепелевых в Валуеве строится новая каменная церковь рядом со старой деревянной. По церкви  имение еще называли Валуево-Покровское. А также деревянный одноэтажный дом. Церковь и дом с парком были связаны общей планировочной осью. Эта структура легла в дальнейшее развитие усадьбы.

В 1768 году Валуево по завещанию Дарьи Ивановны Шепелевой переходит ее племяннице Марии Родионовне Кошелевой. Она была составительницей и хозяйкой части фамильной портретной галереи, послужившей нынешней экспозицией Историко-архитектурного и художественного музея-заповедника города Рыбинска.

Не имевшая своих детей Кошелева завещает Валуево своей любимой племяннице Екатеринe Алексеевне Мусиной-Пушкиной, урождённой княжне Волконской (1754—1829), принадлежавшей к одной из самых знатных и богатых московских семей. Так имение перешло во владение рода Мусиных-Пушкиных.

Муж Екатерины Алексеевны - граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин (1744—1817), самый известный владелец усадьбы.

Musin pushkin

Граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин возглавлял Академию художеств, был знатоком истории, изучал русскую старину, его библиотека имела выдающийся статус. Вел активную собирательскую деятельность, в его коллекциях были книги и древние рукописи, монеты и медали. Основная часть коллекции и картины размещались в московском доме на Разгуляе, а также в родовом поместье Иловна Ярославской губернии. В 1788 году после упразднения Спасо-Ярославского монастыря Мусин-Пушкин приобрёл его архив. Среди которого была обнаружена жемчужина XIV века — «Повесть о полку Игореве». Вскоре, Алексей Иванович готовит текст этого произведения, стремясь истолковать наиболее непонятные слова оригинала, и с этого текста делаются копии, одна из которых — специально для императрицы Екатерины II. В 1800 году тиражом 1200 экземпляров отпечатана «Героическая песнь о походе на половцев удельного князя Новгорода-Северского Игоря Святославовича, писанная старинным русским языком в исходе XIII столетия с переложением на употребляемое ныне наречие». Книгу быстро раскупали, многие экземпляры преподносились «высочайшим особам. Оригинал рукописи хранился в доме на Разгуляе. Но наступил 1812 год, в день вступления французов в Москву в городе начался пожар, во время которого погибли все документы графа, пока тот находился с семьей в своем ярославском имении.

В марте следующего года в жизни Алексея Ивановича происходит ещё один удар, погибает его сын - майор Александр Алексеевич Мусин-Пушкин (1789—1813), который, как мечтал граф, должен был продолжить его труды на ниве отечественной культуры.

Уже тяжело больной после пережитых потрясений, А. И. Мусин-Пушкин прожил последние годы в Валуеве, продолжая собирать книги и рукописи.

Алексей Иванович Мусин-Пушкин уделял большое внимание обустройству усадьбы. Именно при нём здесь был создан основной архитектурный ансамбль поместья. Усадебный комплекс, сформировавшийся к концу 1810 года, в плане строго симметричен. Парадный въезд оформлен двумя пилонами, уже позже в 80-х годах XIX века украшенными скульптурами оленей, и лёгкой чугунной решёткой.

По обеим сторонам от входа поставлены одноэтажные с мезонином кирпичные здания конторы и дома управляющего, вытроенные по одному проекту в начале XIX века. По углам ограды высятся две круглые башни, выполненные в псевдоготическом стиле и украшенные белокаменным декором, также первой трети XIX-го века.

Далее взору открывается панорама, в центре которой главный дом, соединённый сквозными галереями-колоннадами с двумя флигелями, в правом размещался театр, в левом - кухня.

Деревянный господский дом стоит на кирпичном сводчатом подклете. Стены здания оштукатурены под камень, что было распространено в то время. Фасад украшен шестиколонным ионическим портиком, внутри которого на уровне второго этажа устроен балкон. Очень красивы тройные окна первого этажа украшенные лепниной с растительными элементами и головами девушек. Дом «охраняют» фигуры львов, появившиеся здесь в 80-х годах XIX века. Венчает дом небольшой бельведер.

Внутренняя планировка дома традиционная. Со стороны фасадного двора дверь вела в вестибюль, из которого можно было попасть в парадный зал. По сторонам от него шли анфилады комнат — гостиная, приёмная и кабинет. На втором этаже располагались спальня и детские комнаты.

Некогда  комнаты дома украшали портреты членов семьи Мусиных-Пушкиных, их родственников, знакомых, членов царской фамилии — всего более 60 портретов. А кроме этого привезенные графом из путешествий бронза, фарфор, хрусталь, мебель.

Между оградой и главным домом образуя замкнутые каре, находятся хозяйственные постройки -  конный и скотный дворы, идентичные по своей архитектуре.

ohotnik dom

Далее за домом раскинулся парк. Одним из его украшений служит павильон «Охотничий домик».

Внутри находились зал и две небольшие комнаты. Освещался домик через тройные окна, обращённые на север и юг. Со временем домик был перестроен, но своей прелести не утерял.
Рядом с ним располагается грот, облицованный ракушечником.

Посередине реки Ликовки был насыпан островок, к которому вела лестница. На нем находилась беседка, к сожалению ныне не сохранившаяся.

В 30-е годы XIX века в усадьбе сформировались каскадные пруды. Каскад состоит из трёх прудов: верхнего — Красного, среднего — Золотого и нижнего — Тёмного. Рядом с верхним прудом находится еще один грот из валунов.

Облик парковой части усадьбы дополняла скульптура. Известно, что цветочную клумбу перед парком украшали четыре скульптуры, изображавшие времена года. К сожалению ни одной скульптуры на территории усадьбы не сохранилось.
Мусины-Пушкины были гостеприимными хозяевами, в усадьбе часто бывали родственники и друзья, соседи из ближних имений: Вяземские, Четвертинские, Гагарины. А также такие именитые гости, как Н. М. Карамзин, В. А. Жуковский, Е. А. Боратынский, А. С. Пушкин.

emilia

После смерти А. И. Мусина-Пушкина имение унаследовал его сын Владимир (1798—1854), Владимир Алексеевич служил в лейб-гвардии Измайловском полку. Прослужив четыре года в провинции, в чине капитана был уволен в отставку, за организацию Северного общества в Могилеве. После чего взяли подписку об обязательстве жить в Москве и не выезжать за границу. Разрешалось только посещать свою подмосковную. Однако вскоре графа освободили от надзора.

Женой Владимира Алексеевича была Эмилия Карловна Шернвалль фон Валлон (1810—1846), дочь Выборгского губернатора, шведа, состоявшего на русской службе. Эмилия Карловна была известной красавицей и даже соперничала в этом с Натальей Николаевной Пушкиной. Поэт поддразнивал жену и спрашивал в письме: «Счастливо ли ты воюешь со своей однофамилицей?»

Среди обожателей Э. К. Мусиной-Пушкиной имена князя П. А. Вяземского,  М. Ю. Лермонтова. Последний посвятил ей мадригал «Э. К. Мусиной-Пушкиной»:

 

Графиня Эмилия —
Белее, чем лилия,
Стройней её талии
На свете не встретится,
И небо Италии
В глазах её светится,
Но сердце Эмилии,
Подобно Бастилии.

 

Однако Судьба Эмилии Карловны была не столь завидной как ее красота. Пристрастие к игре в карты её мужа было таково, что однажды он проиграл крупную сумму. Об этом говорила вся Москва. Современница, А. О. Смирнова-Россет, пишет: «Она была очень умна и непритворно добра… В деревне она ухаживала за тифозными больными, сама заразилась и умерла». Графинябыло ей в ту пору всего 36 лет.

К середине XIX века имение уже числилось за детьми графини Мусиных-Пушкиных — Алексеем (1831—1889) и Владимиром (1832—1865).

В 1856 году Валуево покупает владелец соседней усадьбы Филимонки князь Владимир Борисович Четвертинский (Святополк-Четвертинский). Усадьба принадлежала ему недолго  и после досталась его сыновьям князьям Борису и Сергею. В то время братья еще не были совершеннолетними, поэтому всеми хозяйственными делами ведал их опекун и родственник действительный тайный советник Эммануил Дмитриевич Нарышкин (1813—1902).

В пореформенное время 1861 года Валуево разделило судьбу многих дворянских имений, сменивших хозяев и перешедших в купеческие руки. В 1863 году имeниe у Четвертинских приобрел Дмитрий Семёнович Лепёшкин — купец  I гильдии, владелец Товарищества Вознесенской мануфактуры Д. Лепёшкина и сыновей, находившейся в Дмитровском уезде Московской губернии, и Никольской писчебумажной фабрики. Состояние Лепешкина позволяло приобрести подмосковное имение как Валуево.

При Лепёшкине Валуево было бережно реконструировано. На парадный двор вели новые ворота, на них появились фигуры оленей. К главному дому пристроили дополнительные балконы и небольшие симметричные одноэтажные объёмы, расширившие здание в обе стороны. В парке возвели водонапорную башню и баню, перестроили с сохранением ордерных форм оранжерею.
Дмитрий Семенович следил за достижениями мировой техники, в усадьбе появлялись целый парк сельскохохяйственных машин, специальная водокачка, в сараях стояли велосипеды. В образцовом порядке содержались скотный двор и оранжерея. 

Но вот эстетическим вкусом новый хозяин похвастаться не мог. Мария Владимировна Лепешкина – внучка Дмитрия Семеновича в своих воспоминаниях пишет о том, что в последние годы жизни дед строил и украшал имение. Привозил различные украшения из путешествий, в которые ездил по делам фабрики, так в парке усадьбы появились, привезенные из Германии раскрашенные гипсовые фигуры: «Были тут карлики в остроконечных шапочках и блестящие зеркальные шары, и гипсовые лани и зайцы». «Были в парке и фонтаны с позолоченными бассейнами, аляповатого вида, и гроты, украшенные искусственными сталактитами…». «Папу коробили и гроты, и фонтаны, и статуи «под мрамор», но у него не было ни желания, ни возможности это изменить. И Валуево продолжало до самой революции существовать как наглядный памятник русской купеческой культуры или, вернее ее отсутствия»

В 1885 году Лепёшкин основал в своём имении лечебницу, функционировавшую в тёплое время года, с мая до октября. В отличие от аналогичных медицинских учреждений, валуевская лечебница была хорошо оборудована.
В 1892 году после смерти Дмитрия Семёновича Валуево перешло к его вдове Агриппине (Аграфене) Николаевне, урождённой Шапошниковой, которая также была активной благотворительницей.

После революции Валуево национализировали, мебель и предметы утвари из господского дома вывезли. В усадьбе устроили санаторий, а затем дом отдыха. С 1960 года до настоящего времени в усадьбе функционирует клинический санаторий «Валуево», который, кстати сказать, занесен в 2006 году в «Книгу рекордов Гиннесса» в номинации самая большая концентрация в мире соляных шахт на одной территории».

В  2003 году здание оранжереи перестроили, здесь была открыта церковь. 

В конце 1970-х годов в Валуево проходили съемки фильма «Мой ласковый и нежный зверь», по мотивам чеховской повести «Драма на охоте». Усадьба Валуево как нельзя лучше передала атмосферу настоящего дворянского гнезда, а знаменитый вальс, который написал к фильму композитор Е. Дога, проникнут удивительной красотой здешней природы. 


Поделиться
Войдите через соцсети, чтобы оставить комментарий

Авторизуясь через социальные сети, я принимаю условия

EMAIL рассылка

Еженедельный анонс экскурсий и статей

Мы в сетях

Последние комментарии

__Avatar Дарина Федорова-Землянская
16 ч 50 мин

Добрый день, по этой экскурсии только предварительная оплата. Вы мож

__Avatar Татьяна
19 ч 34 мин

Я могу оплатить экскурсию наличными

__Avatar Дарина Федорова-Землянская
5 дн 16 ч

Добрый вечер, выше на странице в продаже электронные билеты, если чт

__Avatar Колесникова Полина
5 дн 16 ч

Необходим 1 билет на экскурсию в особняк Тарасова на 17 декабря