Будучи в Абхазии в поисках архитектурных достопримечательностей, местные жители советовали мне обязательно посетить «Красный дворец» в Гульрипше, который построил князь для своей больной туберкулезом жены. Врачи советовали не ночевать в одной комнате дважды, чтобы воздух оставался чистым от бацил. Поэтому князь решил эту проблему с поистине королевским размахом, построив дворец из 365 комнат, по числу дней в году. Это конечно же легенда, но место это действительно заслуживает внимания. Изучая историю «князя» и его «дворца» я поняла, что речь идет об уникальном человеке и трудно переоценить ту роль, которую он сыграл в истории Абхазии.

001. Дворец

001. Дворец

Рисунок главного дома, Тарасково

Николай Николаевич Смецкой не был князем, однако имел дворянское происхождение. Родился он 18 октября 1852 года в семье Николая Павловича Смецкого — костромского дворянина, генерал-майора, директора московского Межевого института, и  Ольги Ильинишны Грибановой — дочери купца 1-й гильдии, владевшего в Вологде полотняной фабрикой. В Костромской губернии Смецким принадлежало 40 тысяч десятин земли (усадьба «Стрелицы»).

Николай Николаевич был одиннадцатым ребенком в семье и любимым из сыновей. После окончания Московской гимназии, поступил в Московский университет на юридический факультет, откуда был выпущен кандидатом права. Однако, работать юристом не стал, а целиком и полностью увлекся растениеводством и торговлей лесом. У себя в усадьбе он построил большую, невиданную для тех мест оранжерею, соединил её специальной галерей с жилым домом, заложил пихтовую и липовую аллеи, два пруда.

Основным делом Николая Николаевича, приносящим доход, был лесопильный завод в Чебоксарах.  Сплав леса осуществлялся по Волге до Козьмодемьянска и Царицына.

В 1882 году Николай Николаевич  женился на Ольге Юрьевне Филимоновой, дочери известного археолога и смотрителя Грановитой палаты Юрия Дмитриевича Филимонова, Ольга Юрьевна была образованной женщиной, интересовалась культурой и поддерживала мужа во всех его начинаниях.

В  1889 поле операции Ольги Юрьевны, Смецкой принимает решение переселиться с женой в тёплые края – но не в Средиземноморье, как это было принято у состоятельных русских того времени, а на черноморское побережье Кавказа. Этот переезд становится поворотной точкой в его биографии.  По дороге в Батуми, они решили сойти в Сухуми, чтобы как потом выяснилось, остаться здесь навсегда.

В ту пору Сухуми представляет собой маленький городок с несколькими тысячами населения, из которых всего триста человек были русскими.
Немецкий ученый Рудольф Вихров писал «Вместо Ниццы, я посылал бы своих больных в Сухуми, если бы здесь были осушены болота». При великолепном сочетании  горного и морского климата, при более чем 220 солнечных днях в году, большая часть Абхазии была покрыта густыми лесами и опасными для здоровья малярийными болотами.

«Нам показалась, — пишет Николай Николаевич, — привлекательной мысль приложить свои силы и средства к этой дикой, мощной по природным данным стране и способствовать приобщению ее к Русской культуре». Николай Николаевич был очарован местным климатом «естественной оранжереей, в которой под открытым небом могут расти бананы, смоквы, гранаты, чай, маслины, цитрусы». Осушение сухумских болот и превращение этих мест в Русскую Ривьеру стало делом всей его жизни.

Семья Смецких поселилась в Синопе принадлежавшем тогда полковнику Аполлону Никитичу Введенскому, большому любителю садоводства. В 1892 году Смецкой приобретает несколько санаторных участков на берегу моря, вошедших впоследствии в черту города. Общая площадь участков составила около 40 гектар.  Он строит здесь дачу и разбивает шикарный субтропический сад, с растениями со всего мира. Он привозил семена и саженцы из Франции, Италии, Испании, Греции, Канады, Мексики, США. Не будучи профессиональным ботаником и дендрологом, но благодаря правильной агрономии и хорошему уходу, на благодатной абхазской земле нашли свою вторую родину многие экзотические для наших мест растения из Юго-Восточной Азии, Японии, Северной Америки, Австралии, Гималаев. Все они были акклиматизированы и еще при жизни Н. Н. Смецкого давали семена. В результате возникает уникальная коллекция тропической флоры, около 850 видов растений. На основе этой коллекции в советское время здесь был создан знаменитый сухумский дендропарк.

Дендрарий Смецкого в то время считался лучшим на Кавказе, а затем и одним из самых богатых в Европе по видовому составу. О саде Смецкого писали в популярных садоводческих журналах на английском, французском и немецком языках. Сад приобрел по истине, мировую известность.

Рисунок главного дома, Тарасково

В 1895 году Николай Николаевич купил большой участок земли в Гульрипше. Здесь, на площади в 75 га, он разбивает прекрасный субтропический парк, а в 1900 году принимает решение о строительстве санатория для туберкулезных больных. Уже в ноябре 1902 г. на высоте 120 метров над уровнем моря был открыт Санаторий Гульрипш-1 или как его называли Белый корпус. «Трехэтажное здание с четырьмя, соединенными переходами блоками было рассчитано на 110 мест. Полный пансион в месяц стоил 60 рублей, половину от действительных затрат. В санатории были все удобства – электричество, водопровод, первый в Абхазии лифт, ванны, телефон, почта, экипажи, прачечная, в каждом блоке своя столовая. Порции в столовой не нормировались, окна в палатах были устроены так, что холодный воздух направлялся сначала вверх и затем, постепенно обогреваясь, распространялся по комнате, что давало возможность держать всю ночь и в любую погоду форточки открытыми, следовательно, – больные дышали всегда свежим воздухом. Для обеспечения строительства и содержания санатория Смецким был построен завод строительных материалов, лесопилка, слесарная мастерская, проведена узкоколейная железная дорога, работали животноводческая ферма на 30-35 коров, магазины и винзавод». Поскольку стоимость пребывания в санатории была невысокой, лечение было доступно и  малообеспеченным людям.

В 1905 году Смецким был построен еще один санаторий, получивший название «Меблированный дом Агудзера», в местечке Агудзера, недалеко от Гульрипша. Николай Николаевич решил использовать его как санаторий для отдыха и климатического лечения, работающего круглый год. «Цена за комнату с освещением, слугой и ванной для одного лица составляла восемь рублей, для двоих — двенадцать, а для троих — пятнадцать рублей». Здание было рассчитано на сто человек. В санатории имелась огромная, роскошная зала, 4 гостиных комнаты, 5 крытых веранд, читальня, ванное здание, во все комнаты был проведен водопровод и водяное отопление.

Газета Русские ведомости. От  28 марта 1907 пишет: «…В Управу поступило заявление Н.Н.Смецкого о пожертвовании городу двух санаториев в Сухуми…». Действительно, после полного благоустройства двух своих санаториев, Смецкой принимает решение подарить их Москве, оговорив единственное условие: «... чтобы не менее 30% всех наличных мест в санаториях предоставлялось и посторонним городу Москве лицам, независимо от мест их родины, национальности и религии, лишь бы состояние их болезни соответствовало условиям приема в означенные лечебные заведения...». Городская дума была обрадована таким предложением, но узнав, что содержание санаториев требует ежегодно значительных расходов, тут же охладела  к этой благородной затее, и просьба Смецкого было отклонена.

В 1913 году архитектором Иваном Сергеевичем Кузнецовым по заказу Смецкого было завершено строительство санатория Гульрипш-2 или «красного корпуса», того самого, упоминавшегося в легенде. В то время это было самое большое здание в Абхазии, четырехэтажное, состоявшее из 112 комнат на 250 мест. Полный пансион в санатории стоил 125 руб. в месяц, тоже половина затрат. Имелся электрический лифт, водолечебница, ингаляторий, обширная столовая со сценой для постановок и спектаклей, ванны, водопровод, телефон, почта и экипажи. В письме Кузнецову Смецкой пишет: «Санаторий, 5500 куб. саженей, построенный под Вашим руководством, и по плану, и по выполнению, и по техническому оборудованию я считаю впереди двух других. Выполнены были следующие задания: все жилые комнаты для больных расположены окнами на юг, каждая на 2-х человек, кубическое содержание комнат выше нормы. Столовая и комнаты дневного пребывания больных тоже окнами на юг. Вдоль всех комнат идет односторонний коридор окнами на север, шириной 3,5м. Продолжением здания служат веранды совершенно открытые на юг. Каждая веранда имеет 50 кушеток».

В Абхазском госрхиве сохранилась смета расходов, понесенных Смецким при постройке и оборудовании всех трех зданий: на постройку белого и красного зданий в Гульрипше он истратил три миллиона рублей, а на санаторий в Агудзаре — 2 миллиона рублей.

Смецкой продолжал расширять и улучшать окружавшие санатории парки, здесь росли и кокосы из Америки, и агавы, и цикосы, и акации. Общая площадь декоративных парков, разбитых Смецким на месте малярийных болот, составила 240 гектаров, что способствовало улучшению экологической ситуации в районе Сухума.

Смецкого можно назвать одним из самых крупных меценатов Сухуми того времени. Николай Николаевич Смецкой стал выдающимся организатором абхазской экономики, начинателем оптовой торговли на Черноморском побережье Кавказа, одним из виднейших деятелей всего Кавказа в области дендрологии, научного растениеводства, виноградарства, виноделия и т.д. Он принимал финансовое участие в строительстве учебных заведений, первой городской больницы, родильного и ночлежного приютов, оказывал содействие Сухумскому Обществу сельского хозяйства, будучи почетным его членом. При участии Смецкого был устроен бульвар от дачи «Синоп» до Сухумской крепости, по которому можно гулять и сегодня. Смецкой безвозмездно отдал для нужд города источники питьевой воды из своего Эшерского имения. При этом Смецкой не преследовал никаких коммерческих целей, а лишь поставил перед собой благородную задачу – использовать благодатный климат Абхазии для лечения людей.

В 1914 году Смецкой отдает безвозмездно в распоряжение Красного Креста Красный корпус в Гульрипше для лечения инвалидов войны. Другой корпус в 1916 году передает в  Министерство просвещения с просьбой принять в дар санаторий для лечения учителей и учащихся. Дар был принят, но дарственную не успели оформить, вскоре, произошла февральская революция 1917 года.

Санаторий в Агудзере сожгли. Санаторию в Гульрипше в 1921 году было присвоено имя Ленина (тут же располагался совхоз им. Ильича).

Дендропарк же, хотя и перешел под опеку государства, практически не финансировался, не получал должного ухода и начал приходить в упадок. В апреле 1921 года нарком земледелия Абхазии распорядился о передаче дендрария в ведение Сухумской садовой сельскохозяйственной опытной станции (Ботанического сада), и к концу 1923 года основная его часть оказалась кое-как «пристроена». Смецким для жилья был выделен нижний этаж их бывшей дачи в дендропарке, а Николая Николаевича назначили управляющим его бывшим имением. Однако всех проблем малобюджетная станция решить, не могла. Смецкой пытался сам ухаживать за территорией парка, но что он мог сделать в одиночку? Он обращался во всевозможные инстанции, выдвигая проекты сохранения зданий и уникальных посадок. От неминуемой гибели дендропарк спасло создание в 1925 году на его базе Сухумскго субтропического отделения Института прикладной ботаники и новых культур Всесоюзного института растениеводства, директором которого был знаменитый академик Н.И. Вавилов, а здание бывшей дачи Смецкого было преобразовано в санаторий им. Серго Орджоникидзе, где отдыхала советская партийная элита. Это стало вторым рождением детища Н. Н. Смецкого.

Николай Николаевич Смецкой умер 9 октября 1931 года и похоронен на Сухумском городском кладбище у средневековой церкви Святого Георгия, Ольга Юрьевна умерла в октябре 1940 года и была похоронена там же. Говорят, остатки своих дней она была вынуждена торговать пирожками на рынке, чтобы как-то себя прокормить.

С 1946 года санаторий Серго Орджоникидзе перешел в ведение МГБ СССР, здесь стала располагаться правительственная дача, а с 1953 года дача перешла в ведение Совета Министров Грузии, которая устроила здесь санаторий «Сухум», где отдыхала грузинская партийная элита. Лишь, в 1964 году по решению Совета министров Грузии Н.Н.Смецкому в Синопском дендропарке был установлен скромный памятник.

Парк пережил Первую мировую и Великую отечественную, в Сухуми не было гитлеровцев, Белый и Красный корпуса и парки санатория в Гульрипше сохранились. В них поправляли свое здоровье фронтовики. Но вначале 1990-х годов во время грузино-абхазской войны наследию Смецкого был нанесен огромный ущерб. Одно время в дендрарии располагался штаб грузинской армии. Почти столетние деревья нещадно вырубались и шли в костры, многие посадки пострадали от снарядных осколков. Погибли архивы и значительная часть библиотеки. Санатории превратились в руины.

На даче Смецких располагалась резиденция бывшего президента Грузии Шеварднадзе. В настоящее время бывшая дача Смецких преобразована в правительственную дачу Республики Абхазия.

 

Фотографии

 

002. Левое крыло

002. Левое крыло

 

003. Правое крыло 

003. Правое крыло

 

004. Портик

004. Портик

 

005. Главный вход

005. Главный вход

 

006. Архитектурные детали

006. Архитектурные детали

 

007. Лепнина над главным входом

007. Лепнина над главным входом

 

008. Интерьер

008. Интерьер

 

009. Интерьер

009. Интерьер

 

010. Корридоры

010. Корридоры

 

011. Лестницы

011. Лестницы

 

012. Новые обитатели

012. Новые обитатели

 

013. Фрагмент центральной лестницы

013. Фрагмент центральной лестницы

 

014. Остатки фонтана

014. Остатки фонтана

 

015. В парке

015. В парке

 

016. Вид на дворец с дороги

016. Вид на дворец с дороги

 

017. Красный корпус на старом фото

017. Красный корпус на старом фото

 

Литература:
1.    В. Акатов «Новое имя в ряду Российских меценатов», «Микс-брэнд», 2007 г.
2.    К.Вельяшева «Творец зеленой Третьяковки»
3.    И.Вишневецкий «Сергей Прокофьев, документальное повествование в трёх книгах», 2008 г.


Поделиться

Авторизуясь через социальные сети, я принимаю условия

Оставить комментарий

Мы в сетях

Последние комментарии

__Avatar Konstantin Fedorov
5 дн 7 ч

Место где спокойно и есть над чем подумать. Высокие своды, уходят, ка

EMAIL рассылка

Еженедельный анонс экскурсий и статей

Instagram